14:36 

анонимный_логговец
WTF LoGH AU 2016
Пишет Гость ОЭ-феста:
01.09.2015 в 02:02


Не знаю, получилось ли интересно...



Ричард сделал всё, как полагается: отвернувшись, наощупь намочил тряпку в растворе, заткнул бутылку пробкой, и, стараясь не вдохнуть, подкрался сзади к ничего не подозревающей Катари. Как хорошо, что она назначила ему свидание в дальнем конце дворцового парка, наедине! Ричард поднёс тряпку к её лицу. Когда королева отключилась, юноша запихнул её в мешок, взвалил на спину и выбрался с территории дворца через неприметную калитку, которую ему когда-то показала сама Катари.
Их никто не преследовал. К тому же, улицы Олларии словно вымерли, и юноша смог шагать по ним беспрепятственно.
Вопреки заверениям королевы о её хрупкости и воздушности, она оказалась довольно весомой, как будто её скелет был сделан из настоящей стали. Ричард прошёл всего ничего, а ему уже захотелось сбросить свою ношу. Однако он запретил себе даже думать об этом и мужественно терпел — ведь герцог Окделл твёрд и незыблем в своих деяниях, а также вынослив, как скала. Его не остановят несколько лишних унций!
— Унёс? — Фердинанд робко высунулся в окно из-за спины герцога Алвы и тут же нырнул обратно, в глубь кабинета.
— Унёс, — усмехнулся тот. Наклонившись, он достал из сумки, с которой приехал во дворец, несколько бутылок кэналлийского и морисские сладости. — Вам «Кровь» или «Слёзы»?
— А «Радости» у вас случайно нет? Рокэ, мне даже не верится в этот глоток долгожданной свободы! Сколько дней у нас в запасе?
— Часов, — поправил Ворон. — К вечеру вернутся. Дольше юноша не продержится. Даже у скал терпение не безгранично.
— Жаль, — протянул моментально погрустневший король.
— Зато у нас есть эти несколько часов, — утешил его Рокэ. — Дамы скоро прибудут, а я, — он кивнул в дальний угол, — захватил гитару.
Фердинан потёр руки в предвкушении литературно-музыкальных посиделок в прекрасной компании, со сладостями и вином. И наконец-то без жёнушки, которая всегда подслушивала за дверью.

— Это возмутительно!!! Это омерзительно!!! Хам!!! Глупый вепрёныш!!! Свинья!!! — проснувшись и обнаружив себя в незнакомой комнате (судя по обстановке, они находились в гостиничном номере) в компании Ричара Окделла, Катарина принялась осыпать его ругательствами. Она даже попыталась отлупить его, но ученик Ворона с лёгкость уклонялся от её атак, не давая загнать себя в угол. Они кружили по комнате до тех пор, пока королева не выдохлась и не плюхнулась на постель. Ричард остановился в паре шагов от неё, скрестив руки на груди. Он растерянно пожирал глазами женщину своей мечты, а та демонстративно пялилась в стену.
— Верните меня во дворец, — потребовал Катарина наконец, не поворачивая головы.
Глаза у Ричарда стали огромными-преогромными:
— Я думал, вы обрадуетесь. Вы же сами жаловались на мужа-тирана, на тяжёлую жизнь во дворце, говорили, что предпочли бы всему этому честную бедность с любимым человеком… Вот я и готов вам всё это предоставить. Всё, как вы желали! Здесь, — Ричард вынул из кармана тугой мешочек, — хватит на первое время. Я всё продумал. Мы поедем на Соне. В ближайшей лавке вы купите всё, что вам нужно. Сейчас уже почти лето, ночевать под открытым небом будет не холодно. Питаться будем тем, что я убью на охоте. Будем собирать грибы и ягоды, их уже в лесах вдоль дороги великое множество. Со мной вы не пропадёте. А ещё я могу зарабатывать на еду и ночлег, помогая крестьянам. В Надоре я часто…
— Довольно!!! — закричала Катари, разворачиваясь в сторону юноши. Она покраснела от ярости и от этого моментально растеряла всю свою привлекательность. — Немедленно отвези меня обратно!!!
— А как же… «честная бедность»? — пролепетал Ричард. Про «любимого человека» он предпочёл не упоминать.
— А я уже, — прошипела Катари. — Ты, наверное, не в курсе, что королева беднее самой последней прачки? У той хотя бы иногда водится наличность, которую она может потратить на себя. У меня такой возможности нет. Мне даже один суан — и тот выдают под строгую отчётность!
— Я… я не знал…
— А зря! Надо было сначала у меня спросить, прежде чем похищать. Ты не просто украл женщину — ты украл королеву! У меня полно государственных обязанностей, а ты решил, что их будет выполнять какая-нибудь другая дама лучше, чем я! А мой бедный муж, которого Дорак просто съест без меня! А мои дети — кто их будет воспитывать, ты об этом подумал? А ну, верни меня во дворец!
Ричард вздрогнул, услышав знакомые слова. Ворон тоже использовал конструкцию «А ну» по отношению к герцогу Окделлу, однако у него это выходило… деликатнее. Может быть, потому, что они оба — эр и его оруженосец — являлись людьми военными, и приказ командира — он и есть приказ командира, а не вопль бьющейся в истерике дамы. Юноша не мог поверить своим ушам: оказывается, с предателем, негодяем и мерзавцем общаться было гораздо приятнее, чем с любовью всей его жизни.
— Сожалею, но я этого делать не стану, — как можно твёрже возразил Ричард. — Вы сами втянули меня в это — сами и выпутывайтесь.
— Врёшь!!!
— Прямо, разумеется, вы не говорили, — горько покачал головой Ричард. — Но намекали достаточно. Вам было мало в коллекции ваших поклонников моего отца? Ведь его уже нет на этом свете. Вам надо было обязательно добавить в список ваших ручных зверьков ещё и сына. Но вы просчитались. Вам и в голову не могло прийти, что я не устрою какой-нибудь бунт, а начну с вас!
— Негодяй! Да как ты смеешь говорить такое!
— Мне вы говорили про честную бедность и ваши страдания из-за злого мужа и жестокого любовника, а какую лапшу вы вешали им? — спросил Ричард, шустро уворачиваясь от пощёчины, чем разозлил Катарину ещё больше.
Королева издала невнятное шипение.
— Предлагаю сменить тему и перекусить, — неожиданно предложил Дик примирительным тоном. — На голодный желудок думать вредно, как говорят у нас в Надоре. Поедим — и тогда решим, как быть дальше.
— Слово герцога Окделла?
— Да.
Ричард порылся в своей походной сумке и извлёк оттуда нечто, завёрнутое в чистое полотенце.
— Яблочный пирог по старинному надорскому рецепту, — с гордостью объявил он. — Я сам приготовил.
Но королева не оценила его стараний.
— Герцог — на кухне? В поварском колпаке? Перепачканный мукой, измазанный маслом? — громко расхохоталась она. — А что, самое подходящее для место для вас! Вы — свинья как есть!
Ричард сжал кулаки и стиснул зубы, едва сдерживая гнев. Когда отец погиб, а матушка ударилась в бесконечные посты, он понял, что с этим надо что-то делать. И принялся убегать на кухню. Там всегда было тепло. Там герцогине Окделл не закатывала ему скандалов. Разумеется, она отыгрывалась позже, но всё же ему удавалось урвать несколько свободных часов.


URL комментария

Пишет Гость ОЭ-феста:
01.09.2015 в 02:02



Отсиживаться на кухне без дела было скучно, и Ричард постепенно начал принимать участие в процессе приготовления пищи. Когда Мирабелла окончательно помешалась на своей религии, умение стряпать пригодилось юноше: он тайком кормил вкусностями, ингредиенты для которых иначе бы просто сгнили в кладовке, не только себя, но и сестёр. Но Ричард на этом не останавливался: он и сам научился добывать продукты. Во-первых, охотился в окрестностях замка, а во-вторых, помогал своим крестьянам в их нелёгком труде, за что они делились с ним припасами. Постепенно он пришёл к выводу, что не сможет эффективно управлять провинцией, не изучив быт её простых жителей. К тому же, не исключено, что однажды Надор у него отберут, и ему придётся зарабатывать на жизнь своим трудом.
— Не нравится — не ешьте, — обиделся Ричард.
— А может, он отравлен?
— Нет. Но идея хорошая. Предложи вы её чуть раньше — я бы воспользовался… Подождите, не ешьте всухомятку, я сейчас открою вино, — повернувшись к Катари спиной, юноша принялся возиться с бутылками.
«Леворукий и все его кошки, ну нет у меня другого выхода!» — подумал Ричард. За похищение королевы его по головке не погладят, тень падёт на мать и сестёр, а этого допустить никак нельзя. Воровато оглянувшись — королева снова придирчиво изучала стену — он отщёлкнул тайник на перстне Эпинэ, яд из которого он так и не употребил против Рокэ, и всыпал две крупинки в бутылку, предназначенную для него самого. Вино без отравы он подал Катарине:
— Прошу прощения, Ваше Величество, но бокалов я не захватил. Придётся пить из горлышка.
И, словно подавая пример, запрокинул голову, собираясь выпить…
— Нет, отдай это мне!!! — Катарина невероятно проворно выхватила у Ричарда бутылку, отбежала за диван и сделала несколько крупных глотков.
— Нееееет! — закричал Ричард, но было уже поздно.
— Хотел меня отравить, да? — рассмеялась Катарина. Всыпал яд в мою бутылку, да? Не отвечай, я и так знаю. Я разгадала твой план. Какой же ты глу… Ах! — с этими словами королева, быстро обойдя диван, рухнула на него без сознания.
Ричард обернулся и увидел на пороге двоих: короля и своего эра. В руках у Алвы был ключ — вероятно, хозяин гостиницы выдал ему дубликат, так как Ричард заперся изнутри сразу после того, как сгрузил бесчувственную Катари на диван.
— Юноша, мы пришли, чтобы спасти вас от общества Её Величества, но, вижу, она уже сама позаботилась об этом, — констатировал Фердинанд. — Мы с герцогом Алвой всё слышали. Герцог Окделл, вашей вины тут нет. К тому же, королева сама пригласила вас на эту прогулку. А вы, как дворянин и верный слуга Олларов, — тут Фердинанд подмигнул Ричарду, отчего тот вздрогнул и едва не выронил бутылку, — не посмели ей отказать… Ммм, вкусно, — король отломил увесистый кусок пирога, которым побрезговала его жена, и с удовольствием принялся жевать. — Ты сам его приготовил?
Ричард ошарашенно кивнул. Сил на то, чтобы отвечать словами, вдруг не осталось.
— Поделишься рецептом с моим поваром, — велел король.
— Я прослежу за этим, — вместо оруженосца ответил Алва. Вытащив кинжал, от отрезал им изящный кусочек и отправил его в рот. — Действительно, вкусно, — признал он через некоторое время.
— Ваше Величество, эр Рокэ, — прошептал побледневший Ричард одними губами, — а Её Величество? Она…
— Да ничего с ней не будет, — махнул рукой Фердинанд и отщипнул ещё пирога. — Очнётся — Рокэ даст ей противоядие. Всё равно действие у яда не мгновенное, так что у нас ещё уйма времени в запасе. Дорогая, вы можете открыть глаза, хорош притворяться.
К огромному изумлению Ричарда, королева поднялась как ни в чём ни бывало.
— А потом Её Величество подпишет кое-какие бумаги и отправится в монастырь, — заявил Фердинанд, с сожалением оглядывая пустое полотенце, в которое был завёрнут пирог. — Вы ведь так мечтали о тихой и спокойной жизни, вдали от дворцовой суеты. А работа на монастырском огороде и в монастырской больнице, надеюсь, раз и навсегда отобьют у вас охоту интриговать.

По дороге от дворца до особняка на улице Мимоз эр и его оруженосец молчали. Ричард ехал на Моро позади Рокэ и гадал, какое же наказание придумает ему Ворон. В том, что за похищение королевы ему крепко достанется, он не сомневался. Может быть, Алва совсем его выгонит. От этой мысли вдруг противно заныло под ложечкой, и Ричард тяжело вздохнул.
Как только они оказались дома, Рокэ велел следовать за ним в кабинет. Там он усадил Ричарда за свой стол, а сам рухнул в кресло у растопленного камина, и коротко бросил:
— Пишите.
— Что? — пискнул юноша.
— Перечень блюд, которые вы умеете готовить. Даже если список будет совсем скромный. А на другом листе — список ингредиентов, необходимых для вашего надорского пирога. Приготовите его завтра, когда Хуан купит всё необходимое. Кстати, ваш пирог превосходно сочетается с вином, которое подают в музыкально-литературном салоне Его Величества. Знаете, вам было бы неплохо посещать эти собрания. Всяко лучше, чем шляться по кабакам в сомнительной компании и делать ставки в петушиных боях. Вы ведь любите гитару и стихи, юноша?
Ошарашенный Ричард кивнул.


URL комментария

@темы: ОЭ

URL
   

Да так

главная